Журнал  «Турист» МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ОРДЕНА ДРУЖБЫ НАРОДОВ
ЖУРНАЛ
Журнал  «Турист»
Журнал  «Турист»
ВСЕ О СПОРТИВНОМ, ЭКСКУРСИОННОМ, ЭКСТРЕМАЛЬНОМ И ЭКЗОТИЧЕСКОМ ТУРИЗМЕ

2016 год № 6

Сиди-бу-Саид – бело-голубая жемчужина Туниса

«Яркость солнца, изысканная световая гамма, сочетающая вечную зелень с охрой пустыни и оттенками морской бирюзы, пленили мое воображение».

Александр Рубцов, русский художник, живший в Тунисе

В сентябре 2016 г. мне (с мужем) посчастливилось в течение 10 дней побывать в Тунисе – «жемчужине» Северной Африки. После бронирования отеля и авиабилетов, сделанных за 3 месяца до поездки, для меня начался удивительный, неповторимый, заочный период познания страны. Были изучены путеводители, описания достопримечательностей, скачан из Интернета русско-тунисский разговорник, намечены экскурсии.

Почерпнутые сведения потрясали, удивляли и влюбляли в эту страну. Я заочно влюбилась в одногорбых верблюдов (дромадеров) и финиковые пальмы. Узнала так много интересного и необычного, что уже не терпелось быстрее увидеть всё это великолепие.

Cafe

Ну, а бело-голубой город Сиди-бу-Саид, в котором каждый шестой житель является художником, с его знаменитым чаем с мятой и кедровыми орешками, птичьими клетками и знаменитыми «кинематографическими» кафе – вообще был поставлен первоочередным в плане посещений.

Посетить этот живописный городок мне удалось дважды. Первый раз – в ходе экскурсии 18 сентября в Карфаген, Тунис, Сиди-бу-Саид, а второй раз – самостоятельно, 19 сентября, на следующий день после экскурсии. Вот каким я его увидела и запомнила.

С трепетом ожидала я первой встречи с этим бело-голубым чудом – городком Сиди-бу-Саид. Наш экскурсионный автобус привез нас сюда после осмотра терм Антонина Пия в Карфагене. Городок раскинулся на склонах холма, с которого открывается потрясающий вид на Карфагенский залив Средиземного моря. Это всего в 17 км от столицы государства Тунис. Как только городок не называют! «Бело-голубой рай», «Жемчужина Туниса», «Восточная сказка». Не случайно он занесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО! Не случайно он так посещаем и любим туристами всего мира!

Это приют художников, мастеров по чеканке и керамике, торговцев, ремесленников и музыкантов. Гиды утверждают, что в нём каждый шестой житель – художник. А какова история его появления?

Началось всё в XII веке, когда на холме над Карфагенским заливом был основан рибат (сторожевой дом или укрепление на границах области ислама для их защиты). Основал его исламский проповедник из Туниса – Абу Саид эль Бейджи (Сиди-бу-Саид), для обучения суфизму (эзотерическому течению в исламе, проповедующему аскетизм и повышенную духовность).

«Саид» значит господин, а «сиди» – это уважительный титул, примерно равнозначный английскому «сэр». Умер он в 1231 г. и похоронен на холме. У стен рибата образовалась деревня, которую, в память о нём, назвали его именем – Сиди-бу-Саид.

Museum

С XVIII века в деревне активно началось строительство богатыми тунисцами летних резиденций. В начале ХХ века здесь приобрёл виллу французский барон, художник и музыкант, Рудольф д'Эрланже. Он не только пропагандировал арабские веяния в искусстве, но и выступил с предложением использовать андалузский стиль в застройке деревни – красить все дома в белый цвет (чтобы отражалось больше солнечного света и дома меньше нагревались), а все двери, ставни и окна – в нежно-синий. В 1920-х годах властями Сиди-бу-Саида это предложение было закреплено законодательно. С тех пор здесь царит только сине-белая гамма, а деревенька превратилась в уютный городок. Перекрашивать дома здесь строго запрещено законом. Нельзя строить и дома современного облика.

Так сохранилось это чудо, притягивающее, как магнитом, туристов со всего мира. Так имя Рудольфа д'Эрланже вошло в историю.

Street

Здесь живописно все: и строения, и узкие витые улочки, и минареты старой мечети, и виды на море, которые неожиданно открываются во время прогулки по городу. А брызги цветущих бугенвиллий разных цветов на бело-голубом фоне! Они приковывают взгляд и очаровывают.

Поражают синие ставни и изящные решётки на окнах. Решётки ажурные, выпуклые. Форма и рисунок их повторяется и на лестницах в дом. Все двери – синего цвета, но двух одинаковых дверей – не найти. Отличие – в дверных ручках, в рисунке расположения чёрных заклёпок и их размере.

Вид городка и царящая в нём атмосфера издавна вдохновляли художников, писателей и поэтов, как местных, так и приезжих. Не случайно, Гюстав Флобер (1821-1880 гг., французский прозаик-реалист) писал: «Горб верблюда» у Тунисского залива смело можно назвать африканским Монмартром».

В Сиди-бу-Саиде центральная улица всегда заполнена туристами. Особенно столпотворение здесь наблюдается по воскресным дням, когда его посещают больше всего экскурсионных автобусов. На улице расположены магазинчики с сувенирами. Это – безделушки, украшения, магнитики, корзины с цветами, клетки для птиц, открытки с видами городка, фигурки верблюдов – меховых, кожаных, керамических. Все керамические изделия здесь также выполнены в сине-голубой гамме. Купить можно и ковры ручной работы, и кинжалы «под старину», и арабские платки.

Street

Главным сувениром, являющимся символом Сиди-бу-Саида, считаются красивые ажурные клетки для птиц. Они разных размеров. Есть совсем крошечные (меньше ладони) – настольные варианты. Есть и огромные – выше человеческого роста. Такую огромную клетку я впервые увидела в музее тунисского быта Дар-Эль-Аннаби Сиди-бу-Саида, а затем, позднее, на улице курорта Ясмин Хаммамет.

Выполнены они из белой проволоки, ажурно перевитой. Их очень украшают синие бусинки-вставки. Конструкторам клеток не откажешь в оригинальности – форма клеток напоминает округлости оконных решёток. Любопытно, что клетки предназначены не для птиц, а являются предметом украшения интерьера.

Иногда их вывешивают перед домом вместо почтовых ящиков. И такой дом я видела в Сиди-бу-Саиде, когда от главной улицы нырнула в боковые улицы во вторую встречу с городком. Как устоять и не купить такую клетку на память? Конечно же, покупаем – три клетки небольших размеров. Одна из них – непременно будет стоять на моём рабочем столе, как память о Сиди-бу-Саиде.

Street

Наш гид, оценив оставшееся время, предлагает на выбор: посещение музея тунисского быта Дар-эль-Аннаби или посещение кафе, где подают знаменитый чай с кедровыми орешками. Выбор падает на музей.

И вот мы подходим к особняку XVIII века. Когда-то он принадлежал зажиточной тунисской семье. Небольшая его часть до сих пор является жилой. Большая же часть превращена в музей. Во внутреннем дворике особняка имеется колодец, и установлена огромная ажурная клетка. Здесь нас угощают чаем, а затем гид рассказывает о тунисских традициях.

Street

Интерьер тунисского дома здесь воссоздан с мельчайшими деталями. Это кухонная утварь, старинные кружки для умывания, семейные фотографии. Фигуры-манекены воспроизводят сценки из тунисской жизни. Здесь же выставлено свадебное платье весом в 10 кг, расшитое драгоценностями. Представлен интерьер старинной арабской спальни, ложе для первой брачной ночи, свадебная церемония нанесения хны.

По древней тунисской традиции жених непременно дарит невесте перед свадьбой «Свадебный набор». В него входит белая свеча, белые перчатки, белая подушка и белые тапочки! Перед церемонией бракосочетания, невеста зажигает свечу, кладёт руки на белую подушку и раскрашивает их хной, пока горит свеча. Так же невеста поступает и с ногами. Такая роспись называется «менди».

После росписи хной, невеста на руки одевает белые перчатки, а на ноги – белые тапочки. Вот такая необычная традиция! А знаете, почему всё белого цвета? Потому, что в арабских странах белый цвет, как зелёный и чёрный, считается священным. Он означает чистоту, свет и истину.

Кстати, в этом доме снимали несколько сцен фильма «Анжелика и султан». В музее есть смотровая площадка. С неё открывается панорамный вид на городок. Видим сотни бело-голубых домов с плоскими крышами. Они тесно прижаты друг к другу. Над холмом возвышается мечеть – большая, величественная, с высоким квадратным минаретом.

Всё это мы посмотрели в первый день знакомства с Сиди-бу-Саидом.

Street

На следующий день после экскурсии, оставив мужа отдыхать на пляже, я вновь еду на луаже (междугородней маршрутке) из города Набёль, где был наш отель, в Тунис, а затем на такси – в Сиди-бу-Саид. Мне непременно надо «досмотреть» так полюбившийся городок, попить чай с мятой и кедровыми орешками в двух известных на весь мир кафе, не спеша побродить по городку…

Итак, 1 час езды на луаже до Туниса, минут 20 – на такси до Сиди-бу-Саида. И вот уже стою на перекрёстке центральной улицы Сиди-бу-Саида. И, о, чудо! Наконец-то, вижу продавца букетиков жасмина. Именно его я все эти дни искала глазами на улицах посещаемых курортных городов, но не находила. Это такая необыкновенная тунисская экзотика, обойти стороной которую просто невозможно.

Вот они, букетики жасмина, национального символа Туниса, которые неженатые тунисцы носят за левым ухом, а женатые – за правым. Стоит 1 динар. Динары – национальная валюта Туниса. Один динар – это 30 руб., один доллар – 2 динара. В одном динаре – 1000 миллимов. Кстати сказать, вывозить динары за пределы Туниса строго запрещено (говорят, что их печатают в Швейцарии). Купить (продать) их в России нельзя. Поэтому гиды рекомендуют доллары (евро) менять на динары частями, по мере необходимости. Покупаю букетик, договорившись и о фото продавца на память. Какая удача! Повезло встретить!

Центральная улица Сиди-бу-Саида сегодня полупустынная, без вчерашних, воскресных, толп туристов. Дело в том, что гидам нравится возить в Тунис туристов по воскресеньям из-за отсутствия пробок на дорогах. Но сегодня – понедельник, туристов значительно меньше, и мне это нравится.

Street

Достаю планшет и начинаю фотографировать. Теперь имею возможность углубиться в соседние улицы. Они извилистые, узкие, ослепляют белизной домов и синевой дверей и окон. За каждым поворотом – новые виды. Испытываю восторг и чувство умиротворения. Так бы бродила и бродила, никакой усталости не ощущаю, только интерес и жажду познания. И такое испытываю всегда при первой встрече с новыми достопримечательностями.

Как же красивы гирлянды свисающих цветов бугенвиллий! Они красного, розового, желтого, белого цветов. Очень красиво, когда рядом посажены бугенвиллии двух цветов – красного и белого. Это настолько яркое зрелище, что трудно глаз оторвать от этого великолепия. Родиной этой красавицы-лианы являются тропики Бразилии. Отсюда её любовь к яркому солнцу, теплу и высокой влажности.

Street

Форма цветков у неё необычная – в виде звезды из треугольных лепестков. Другое её название – «тройной цветок». Листвы на лиане не видно, её закрывают пышные грозди цветов. За очередным поворотом улицы вижу бугенвиллию, взобравшуюся на самый верх высоченного кипариса. Кстати, бугенвиллия растёт и в наших, российских субтропиках. Это район Сочи и Адлера. 8 марта этого года на набережной Сочи мы видели цветущую ярко-красными цветами бугенвиллию. Но это был единственный экземпляр. Цвела бугенвиллия и в парке «Южные культуры» в Адлере, который мы посетили.

Неожиданно выхожу к кладбищу. Вот оно какое, тунисское мусульманское кладбище! Год назад, в Стамбуле, мы впервые увидели мусульманское кладбище на склонах холма Пьера Лоти. А теперь – в Тунисе.

Плиты надгробий – белого цвета. Обращены они в сторону Мекки. На кладбище есть сооружение квадратной формы, с куполом. Оно называется куббой. В них хоронят святых или почитаемых жителей города.

А теперь возвращаюсь на центральную улицу и вновь начинаю подъём по ней. Мне надо подняться на самый верх холма, куда мы не дошли в предыдущий день. Там я увижу Карфагенский залив Средиземного моря и второе популярное кафе. И, о, чудо! На горизонте – море, а передо мной вход в кафе «Sidi Chabaane».

Какой потрясающий вид открывается отсюда на гавань Туниса и Карфаген! Видна резиденция президента. Вдоль горизонта простирается мыс Бон. Именно этот вид жаждут увидеть, в первую очередь, посетители Сиди-бу-Саида. Зонтики над столами, столы, скамейки, посуда – всё ярко-синего цвета.

Прохожу внутрь и выбираю место с видом на море. Заказываю, наконец-то, чай с мятой и кедровыми орешками. Чай приносят в большом стеклянном стакане с ручкой. Сверху плавают кедровые орешки и листочек мяты. Пью, наслаждаясь и смакуя. Очень вкусно! Неожиданно набегают тучки, солнце скрывается, начинает накрапывать дождь. Хорошо, что я успела уже сделать основные снимки при солнечной погоде!

Стоимость стакана этого чая удивила – 6 динар (180 руб.), а с чаевыми – 7 динар (210 руб.). Это чуть ли не в полтора раза дороже часовой езды на луаже по маршруту Набёль – Тунис (около 5 динар)! Вот так вот! А как иначе? Ведь это самое посещаемое кафе в городке! Спрос рождает предложение!

Теперь, спускаясь по улице вниз, направляюсь в Cafe des Nattes.

Рецепт тунисского чая с кедровыми орешками и мятой

Чай этот не заваривается, а варится. Берётся зеленый чай (без добавок и ароматизаторов), заливается холодной водой, почти доводится до кипения, и воду сливают. Затем повторно заливается холодной водой, доводится до кипения, в чай добавляются веточки мяты, сахар и варится 5 минут на очень маленьком огне. Процеживается, разливается по стаканам. Насыпаются в чай очищенные мелкие кедровые орешки. Орешки должны покрыть всю поверхность чая. Вкус такого чая необычный, ни с чем несравнимый, хорошо утоляет жажду и голод.

Cafe des Nattes – «кафе на циновках» – знаменито тем, что здесь изобрели рецепт тунисского мятного чая с кедровыми орешками. Теперь этот чай подаётся повсеместно в Тунисе. Знаменито ещё и тем, что является самым кинематографическим кафе Туниса. Его зелёно-красные витые колонны, лавки, покрытые циновками, составляющие интерьер кафе, можно увидеть во многих фильмах, в их числе – французская сага об Анжелике.

Street

Кафе удачно расположено – на главной площади Сиди-бу-Саида, на холме. Считается, что ему более 300 лет. В начале ХХ века оно было местом сбора богемы – местной и заезжей. Гордостью хозяев кафе является факт написания немецким экспрессионистом Августом Маке (1887-1914 гг.) картины «Вид на мечеть», на которой запечатлено это кафе и минарет за ним.

Street

Картина написана в 1910-х гг., во время краткого путешествия А. Маке в Тунис. К сожалению, А. Маке прожил очень короткую жизнь. В 27 лет он погиб в Первую Мировую войну.

На стенах кафе – фотографии знаменитостей, посетивших кафе. Здесь всегда многолюдно. Поднимаюсь по высоким ступенькам в кафе, фотографирую интерьер. Оформление входной двери в кафе узнаваемо – оно такое же, как на картине А. Маке. Где же присесть? Можно подняться по крутой лестнице в закрытый зал. Можно – на открытой террасе или на площади у подножия кафе. Выбираю открытую веранду и заказываю знаменитый чай.

Приносят опять чай в большом стеклянном стакане с ручкой, но, почему-то, без листиков мяты. Наслаждаюсь чаем и панорамой города. Сколько же людей здесь побывало за 300 лет! Уму непостижимо! Приятно осознавать себя одной из них. Испытываю чувство гордости и умиротворения.

Street

Вспоминаю, что в городе жили многие известные люди. В их числе Пауль Клее (1879-1940 гг.) – немецкий художник-модернист. Французский философ, теоретик культуры и историк, Мишель Фуко (1926-1984 гг.) жил здесь ряд лет, преподавая в университете Туниса. Но как приятно было узнать, ещё до поездки, что здесь долгие годы жил и творил русский художник Александр Александрович Рубцов!

Художник А.А. Рубцов (1884-1949 гг.) приехал в Тунис в 1914 г. Началась Первая Мировая война, и он оказался отрезанным от России. Прожил здесь 35 лет, до конца своих дней. В Тунисе он обрёл идеальное место для творчества.

Вот строки из его дневника:

«Почему я не покидаю Тунис? – задаю я себе вопрос, и сам отвечаю: «Я мог бы оставить Тунис, но я всегда бы испытывал ностальгию по краскам и цветам».

Его друг и биограф, Пьер Дюма, писал:

«Какое счастье для Туниса, что уроженец далёкой России запечатлел неповторимую красочность этой страны, её нравы, архитектуру, предметы быта и национальную одежду».

Все жанры живописи были ему подвластны. Прежде всего, он был мастером тунисского пейзажа, никем не превзойдённым. На его холстах оживали уличные сценки, базары. Он писал мечети, руины Карфагена, лица, бедуинские татуировки, обнаженную женскую натуру.

Street
Street

Рубцов настолько был поглощён творчеством, что вёл закрытый образ жизни. Он не общался с соотечественниками – оказавшимися в Тунисе русскими эмигрантами. В 1920-е годы Рубцов посещает Францию, Италию, Марокко, Алжир, Югославию, Болгарию, Турцию. В 1924 г. принимает французское гражданство и теперь называет себя «французом, родившимся в Петербурге».

Тунисцев поражала его честность и полное равнодушие к материальным благам. Единственным способом заработка для него было написание портретов взрослых и детей по приглашению знатных людей – тунисцев и европейцев. Его безразличие к деньгам и комфорту создало легенды. Поэтому его называли «русским дервишем»!

Скончался он 26 ноября 1949 года, от туберкулёза. Похоронен на тунисском христианском кладбище Боржель. Его картины в наши дни продаются с аукционов в Европе за большие деньги.

Работы А.А. Рубцова можно увидеть в столичном музее Туниса, музеях Carnavalet и Petit Palais в Париже. Им написано около 3000 картин, акварелей, портретов, мозаик и этюдов. Четыре его ранние работы (1909-1912 гг.) хранятся в Эрмитаже и музее Академии художеств в Санкт-Петербурге.

И в заключение

Пишу эти строки, спустя три недели после возвращения из Туниса. А перед глазами по-прежнему стоит Сиди-бу-Саид – это бело-голубое чудо в брызгах ярко-красных цветов бугенвиллий. Белизна домов, синева дверей и окон, морские дали с бирюзовой водой и яркое африканское солнце…

На моём рабочем столе, рядом с компьютером, теперь стоит белая, с синими бусинками-вставками, миниатюрная клетка – память о Сиди-бу-Саиде.

Напоминать о нём будет и слайд-шоу «Сиди-бу-Саид – бело-голубая жемчужина Туниса», созданное мною по нашим фото и видео: https://yadi.sk/i/juvy0Sj_yE5ro

Street

Луиза Варфоломеева октябрь 2016 г.

BACK FORWARD





ПАРТНЁРЫ И ДРУЗЬЯ


Яндекс.Метрика