Журнал  «Турист» МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ОРДЕНА ДРУЖБЫ НАРОДОВ
ЖУРНАЛ
Журнал  «Турист»
Журнал  «Турист»
ВСЕ О СПОРТИВНОМ, ЭКСКУРСИОННОМ, ЭКСТРЕМАЛЬНОМ И ЭКЗОТИЧЕСКОМ ТУРИЗМЕ

№ 5 2009

НА СПОРТИВНЫХ МАРШРУТАХ

В ОТПУСК НА КАРСКОЕ МОРЕ

Евгений Лапшин, Виктор Сенаторов

Середина марта. Пора подумать об отпуске. В это время года рекомендуется отдых на южном побережье Карского моря. Там сейчас -35°С. Солнце такое, что Ваши лица покроются загаром через два дня. Нас пятеро: Женя и Света (Москва), Витя (Ко-ролев), Ваня (Красноярск-45), Миша (Челябинск). А еще за 2 недели до отъезда нас было 7 человек. Буквально в последний момент группа сократилась до возможно допу-стимого минимума. Причины отказа были разные, но у обоих очень уважительные.

Кажется, мы «тяжело заболели Севером». Совершенно невозможно объяснить, почему каждый год туда хочется вернуться. И наш новый лыжный поход планировался как логическое продолжение предыдущих маршрутов по Ямалу и Гыдану.

В 2006 г. мы под руководством В.Иванова пересекли южную часть Ямала, Обскую губу, Тазовский полуостров и восточную часть Тазовской губы, только «коснувшись» полуострова Гыдан в районе поселка Находка. В 2008 г. наша группа прошла от низовьев ямальской реки Юрибей через среднюю часть Ямала, Обскую губу, среднюю часть Гыдана, междуречье Большой Хеты и Енисея и окончили маршрут на полуострове Таймыр в г. Дудинка, получив первое место на Чемпионате России (см. «Турист» №2, 2009 г. – Ред.).

Надо сказать, что северные районы Гыдана пользовались несколько большей популярностью у туристовлыжников. Впервые по маршруту о. Диксон – пос. Тамбей (на Ямале) прошла группа В.В. Кухаря из г. Архангельска. Группы из Казани были здесь дважды – в 1982 и в 2007 гг. (группа под руководством Ильгизара Хайрулина по маршруту пос. Сеяха – пос. Диксон). В 1999 г. вдоль тазовско-гыданского берега Обской губы прошла группа под руководством Е.П. Сорокина из г. Екатеринбурга.

За 31 год – всего 6 походов, но в результате «неосвоенной» осталась не такая уж и большая часть Гыдана. Это и определило основной замысел нашего нового маршрута. Большое значение имел также оптимальный выбор точки старта. Старт с восточного побережья Ямала позволял больше времени потратить на полуостров Таймыр, западная часть которого туристами до сих пор не посещалась (кроме самой полосы восточного побережья Енисейского залива).

Конкретную точку старта особо выбирать не приходилось. В этой роли могли подойти поселки Сеяха, Сабетта и Тамбей. Учитывая, что только с Сеяхой осуществляется более-менее налаженное наземное колесное сообщение, остановились на ней.

Еще одним обязательным условием было то, что мероприятие должно быть низкобюджетным, так как мы «по старинке» привыкли рассчитывать только на собственные финансовые средства, без привлечения спонсоров. Варианты с использованием вертолетов (даже рейсовых) были неприемлемы как по причине дороговизны, так и из-за их нерегулярности.

На все мероприятие планировалось 38 дней «от Москвы до Москвы». Срок окончания маршрута был жестко определен авиабилетом из Норильска. Запасной вариант маршрута с выходом в Дудинку был предусмотрен на погодные условия хуже средних: сильный встречный ветер, сильная пурга, резкое повышение температуры, сопровождаемое подлипом, и другие непредвиденные обстоятельства.

В то же время, в случае идеальных погодных условий на основном маршруте и сохранения неистраченных запасных дней, мы надеялись посетить район Путоран, примыкающий к восточному берегу озера Пясино. Заходы в населенные пункты не планировались, но в качестве аварийных вариантов на различных этапах были отработаны маршруты выхода в поселки Гыда, Носок, Мунгуй, Байкаловск, Усть-Порт, Караул.

Наша дорога на Таймыр началась 13 марта в поезде Москва – Лабытнанги. По расписанию прибыли в Обскую, где удалось подсесть на поезд, идущий уже на Ямал. На полуострове активно развивается транспортная сеть. Газпромом железнодорожная ветка проложена уже до реки Юрибей, а планируется вскоре дотянуть ее до Харасавея. На всех разъездах имеются современные хорошо оборудованные станционные помещения. Завозятся материалы и рабочая сила для строительства крупных поселков. В ближайшей перспективе – строительство ветки до Нового Порта.

Маршруты, пройденные на Гыдане с 1977 г. по 2009 г.
1977 г. Чёрный - Маршрут группы под руководством В.В.Кухаря
1982 г. Коричневый - Гыданская часть маршрута группы из Казани
1999 г. Лиловый бледный (Сиреневый) - Маршрут группы под руководством Е.П.Сорокина
2006 г. Жёлтый - Пунктиром - Путь, проделанный на попутном автотранспорте
2007 г. Синий - Маршрут группы под руководством И.Хайрулина
2008 г. Красный - Пунктиром - Путь, проделанный на попутном автотранспорте
2009 г. Лиловый яркий - Пунктиром - Путь, проделанный на попутном автотранспорте
Отпуск на Карском море

Карта маршрутов

Поезда формируются сейчас по графику, по мере производственной надобности пускаются дополнительные. Но пассажирские перевозки осуществляются только в интересах строителей и газовиков. Скорость поездов на трассе небольшая, а кроме того, часов 10 наш состав простоял на разъезде «Хралов», поэтому на конечную станцию «Юрибей» приехали только утром 17-го марта. Добрые люди помогли нам найти попутную «вахтовку», и мы к двум часам дня смогли добраться до временного поселка «430-й км», который находится несколько южнее озера Ясавэй-То.

Зимник отличный. За ним специально ухаживают, регулярно намораживают и ровняют поверхность, поэтому грузовики по нему могут развивать вполне приличную скорость. К сожалению, усталость водителей, работа которых оплачивается «сдельно», приводят к достаточно частым авариям, следы которых нам пришлось наблюдать.

Отпуск на Карском море

Последствия ночной аварии. (Сказали, что водитель остался жив)

Вскоре выясняем, что колея на Сеяху существует, и по ней эпизодически кто-то ездит. Нам везет, так как местное руководство собирается послать машину туда «на разведку», чтобы организовать регулярную доставку свежего мяса для столовой по бо-лее низким ценам «от производителя». К сожалению, перед нашим приездом сильная трехдневная пурга основательно замела колею, поэтому водитель после безуспешных попыток не стал рисковать на незнакомом пути и вернулся назад. Только на следую-щий день, после того как в сторону Сеяхи прошли две местные «колхозные» машины, мы смогли туда добраться.

Отпуск на Карском море

Сеяха

Сеяха – достаточно крупный для Севера поселок, около тысячи жителей: ненцев, русских и многих других. В нем есть все признаки цивилизации: аэродром (регулярно летают только вертолеты), милиция, пожарная часть, метеослужба, органы местного самоуправления, магазины. Многие улицы освещены. В центре поселка стоят 2–3- этажные дома вполне современного дизайна, но часто встречаются следы разрухи 90-х годов, которая не обошла стороной и эти края. Из Сеяхи прокладывают зимник до Тамбея, откуда машинами вывозят оленину и рыбу на продажу.

Первый встреченный нами в поселке человек оказался местным участковым милиционером, который очень оперативно определил нас «на постой» к двум западно-украинским гастарбайтерам. Очень хочется сказать большое спасибо всем северянам! Без их участия и отзывчивости нам вряд ли удалось бы добраться до намеченной точки старта.

19 марта – день старта. День выдался по классику. Мороз и солнце. Правда с юга дует ветер, холодный, пронизывающий и сырой, как из склепа. Встаем на лыжи, впрягаемся в нарты и вперед – на пляжи Карского моря. Но для начала планируем пересечь Обскую губу по диагонали и выйти на Гыданский берег…

Северная природа красива по-своему. Ветры и морозы изваяли из снега причудливые рельефы. Все искрится и переливается.

Отпуск на Карском море

Очередная заминка в пути

От легкой снежной пыли в небе висит радуга. На фоне этой невообразимой красоты снова начинается борьба со своим вторым “Я”, Ему, видите ли, хочется в уютную постель, к теплому морю или на худой конец просто сбросить тяжелеющий с каждой минутой рюкзак на снежные заструги.

Через два перехода на торосе ломается лыжа. Ничего себе начало! Ставим палатку, готовим ранний обед, на лыжу крепим титановые накладки. И снова в путь. На следующий день ломается лыжа у другого участника – ставим титановый носок. Даем зарок: на старых лыжах больше не ходить.

Отдельные торосы постепенно превращаются в «поля торошения», становящиеся с каждым километром все обширнее. Вылезаешь на очередной ледяной завал, бросаешь взгляд, а вокруг сплошной ледовый «бурелом». Громоздясь, льдины застыли в причудливых формах. Солнце, проходя через них, превращает лед в хрусталь. То там, то здесь вспыхивают лучи. И так до самого горизонта.

Тяжелые стартовые нарты тяжело перетаскивать даже через небольшие неровности, а плохо упакованный и несбалансированный груз «помогал» им регулярно переворачиваться. Первую ночевку организовали, с трудом найдя приличное место. Уже в сумерках удалось растянуть палатку на лыжах и даже нарезать кирпичей для стенки. Достаем пилы, режем ими наст, делаем снежные кирпичи. Строим вокруг палатки стенку. Она защитит нас от ветра.

Поиски приемлемого места для организации ночлега в торосах были нашей существенной заботой на протяжении всего пути до самого Явая (северо-западного «отростка» Гыдана). Критерием «хорошего места» считались ровная площадка для палатки и наличие хотя бы небольшого участка наста, из которого можно наготовить кирпичи для стенки. Оттяжки крепили, в основном, на ледобурах.

Изредка попадались участки совершенно ровного и голого льда, которые не очень-то облегчали жизнь, так как лыжи на них пытались разъехаться, а сильный боковой ветер сбивал с курса.

Отпуск на Карском море

Маленькое разнообразие

Как правило, пространство между ледяными глыбами было заполнено рыхлым переметенным снегом глубиной 10-20 см, иногда и глубже.

Вопреки всем данным из доступных источников и личному опыту предыдущих походов ветер ни разу не был попутным. Мы были довольны, что он хотя бы не встречный. Несмотря на то что температура не опускалась ниже –20°С, постоянно дующий и очень сильный «ветродуй» был настолько сырой, что «промораживал до костей». Согревались мы только на ходу. Не было ощущения, что потеплело, даже когда температура поднималась до 0°С. Торосы в сочетании с тяжелым выходным весом рюкзаков и, особенно, нарт здорово нас вымотали, поэтому к берегу Явая мы подходили с тайной надеждой на изменение ситуации в лучшую сторону.

Вся западная часть Гыданского полуострова на глубину до 20 километров от берега представляет пересеченную местность, чем-то напоминает Хибины – сплошные подъемы и спуски. Но нитка нашего маршрута проложена так, что мы обходим массу спусков и подъемов по руслам рек или выходим на относительно ровные плато.

Для тех, кто «не в курсе», тундра – это бескрайняя «стиральная доска», созданная морозами и ветрами всех направлений. У каждого, кто идет первым, своя тактика движения. Один движется строго по азимуту, перелезая все надувы и заструги, другой старательно обходит их, выбирая относительно ровные участки. В этом году в тундре мало наста, приходится почти все время «тропить», хотя и не глубоко.

В тундре страшны не морозы – можно просто надеть теплые вещи. Страшны постоянные ветры. Они ошпаривают голую руку, вынутую из варежки, морозят щеки, нос. Пар дыхания превращается в иней на бровях и медленно растущей щетине усов и бороды. А у кого капает из носа, сосульки образуются и там.

Через час после остановки на ночлег стенка готова, а в палатке уже готов ужин. Все внутрь. Хотя вечером в тундре прекрасно. Стихает ветер. Снег приобретает голубые оттенки. Заходящее солнце красит горизонт в пурпур. Безмолвие. Хочется куда-то идти вдаль, или писать стихи. Ужинаем. Выпиваем наши «50 грамм - На здоровье».

Отпуск на Карском море

На берегу Хэнавэйяхи

Температура к вечеру упала до –30 градусов. Начинается Северное Сияние. Пишется с большой буквы от полноты чувств. Всполохи по всему небу. От горизонта до горизонта. Укладываемся спать. Молимся, каждый своему: “Чтоб не было ветра или, хотя бы, не сильно дуло, и чтоб мороз не такой сильный”.

Северное сияние не обмануло. Обычно после него погода меняется к худшему. Дальше можно цитировать Пушкина про метель. “На горизонте появилось маленькое облако…” Ну да ладно, сочиняем сами. Когда вышли на маршрут, был небольшой ветер. Постепенно небо заволакивают облака. С каждым часом (нет с каждой минутой) ветер усиливается. Уже кругом ничего не видно. Главное, в такую погоду не разбрестись. К полудню ветер набрал полную силу. Пурга, метет, трудно идти. Решаем остановиться. Втыкаем лыжи в снег в ряд, делаем из них хоть какую-то стенку от ветра. Вновь режем снежные кирпичи, ставим стенку, а затем палатку. Ветер понемногу съе-дает наветренную сторону стенки. Ставим еще одну. Толщина получается в полметра. Залезаем в палатку, стелем спальники и ложимся в них. Ветер нещадно треплет палат-ку. Выдержит ли?

Отпуск на Карском море

Утром морозно, но зато только низовая поземка. Интересное явление. Вверху чистое голубое небо с ярким солнцем, а по самой земле ветер гонит снег, образуя длин-нющие шлейфы, – это низовка. И вновь скрип снега под лыжами и удары палок. Шесть переходов до обеда и пять переходов после. Проходим в день 25 -29 километров, а надо 30 - 35, чтобы осуществить все задумки.

Погода нас не балует. Слишком часто все накрывает туман. Но хуже всего – «Белая мгла», когда рельефа не видишь в метре от себя. Идешь, идешь и вдруг кубарем куда-то летишь. В таких случаях шли практически «на ощупь», целиком доверившись GPS, а единственным ориентиром могла быть только стрелка компаса, который приходилось держать перед глазами непрерывно. Погода очень переменчива, например, сто-ило только ветру смениться с западного на северо-западный, всего за пару часов температура опустилась с –1°С до –25°С.

Наше «трудное счастье» ведет нас – к Енисейскому заливу с архипелагом из бесчисленного количества больших и маленьких островов. Это особенный мир со своим климатом, рельефом, растительным и животным миром, и со своим населением. Мир изолированный и самодостаточный. Личное впечатление – это «почти тропический» оазис посреди окружающей снежно-ледяной пустыни.

Острова невысокие, но очень холмистые. Многие покрыты совершенно непроходимыми зарослями ольхи высотой до четырех метров, особенно по берегам проливов, проток и внутренних водоемов. Попадаются кусты ивняка. Встречаются крупные бревна и коряги, принесенные сюда половодьем. Много куропаток и совершенно обнаглевших зайцев. Присутствие песцов фиксируется только по следам на снегу.

По словам полукочевых ненцев-рыбаков (кстати, единственных встреченных нами на маршруте людей), весь архипелаг распределен в качестве фамильных рыболовных угодий между жителями поселка Носок.

Этот населенный пункт, стоящий в устье реки Пелятки, – «столица» всего островного края. В нем около 600 жителей. Есть органы местного самоуправления, милиция (даже ГИБДД), магазины. А вот централизованной закупки добываемой рыбы по фиксированным (и высоким, как когда-то) ценам нет. Нет и централизованного снабжения, сравнимого с тем, которое было в советское время. Регулярного транспортного сообщения с другими населенными пунктами также нет, только вертолет «по необходимости». Выбраться из поселка можно на снегоходе, на вездеходе или по хорошему насту на машине повышенной проходимости. На западном берегу Енисейского залива других населенных пунктов в настоящее время нет. Все остальные числятся в «нежилых».

Восточный (таймырский) берег гораздо более обжит. У северного входа в залив находится порт Диксон, близ которого на одноимённом острове находится гидрометео-рологическая обсерватория. В Диксоне имеется аэропорт, в который даже совершаются регулярные авиарейсы из Алыкеля.

Вполне населены поселки Усть-Порт, Караул, Мунгуй, Байкаловск. В каждом из них сохранилось по нескольку сотен жителей. Но кормившее их раньше разведение пушного зверя окончательно заглохло. Основное занятие жителей прибрежных поселков и почти единственный источник выживания – вылов ценных пород рыбы: нельмы, омуля, зубатки, корюшки, осетра и др. Рыба пока еще ловится, но ее все меньше и меньше.

В периоды сезонного лова рыбаки, как правило, живут в избах на берегах некоторых островов. Со слов ненцев, некоторые старые избы из числа отмеченных на картах еще сохранились. Строятся новые избы-балаганы. Живут рыбаки и в чумах.

Отпуск на Карском море

Вдали

Еще с восточного берега Никандровского острова мы увидели вдали ледокол, пересекающий наш маршрут. Нам очень «повезло», так как ледоколы ходят здесь не чаще двух раз в неделю. К полынье, края которой обозначены валом из крупных глыб льда, мы подошли спустя 2 часа после прохода корабля. Этого времени оказалось достаточно, чтобы ледяные глыбы надежно смерзлись. Ширина полыньи более 50 м. После предварительной разведки мы успешно переправились на ее восточный берег. Рюкзаки и санки переносили отдельно, так как по бесформенным ледяным глыбам двигаться весьма затруднительно.

Загадочный Таймыр начался для нас с покрытой ольховыми зарослями неширокой низменной полосы, через пару километров сменившейся береговыми каменистыми откосами. Весь дальнейший путь проходил по холмистой возвышенной местности, пересекаемой множеством речных русел в глубоких каньонах. Ровные участки можно было найти только на заснеженном льду озер. На возвышенностях кроме привычной для нас ломающейся льдистой корки часто попадались участки оголенной щебёнки.

На хребте Хальмерседа попадались протяженные участки, покрытые частыми, высокими (до 1 м), острыми и очень твердыми застругами. К счастью, они были ориентированы поперек нашего движения. Твердость и глубина застругов говорили о силе и постоянстве ветров в этом районе.

В один прекрасный момент, когда туман в очередной раз рассеялся, мы совершенно неожиданно для себя увидели буровую вышку слева и строящийся поселок газовиков - справа. Оба эти «островка цивилизации» были соединены накатанным зимником. Велико было искушение зайти к людям, но мы устояли (!) – жалко было терять драгоценное ходовое время.

К вечеру 12 апреля мы достигли района водораздела в Малом Шайтанском хребте, 2 км западнее озера Кирьяновского. Эта точка стала самой восточной в нашем маршруте. Следующие два дня мы вынуждены были «пропурговать». Стихия разыгралась всерьез – из палатки вылезали только по нужде и чтобы периодически откопать вход, когда палатку заносило доверху. Сильнейший встречный ветер, мокрый снег при температуре воздуха до +6°С, видимость всего несколько метров – идти при таких условиях было действительно нереально. Непогода «съела» оба наших запасных дня. Риск не успеть на самолет из Норильска диктовал необходимость воспользоваться запасным вариантом маршрута и выходить к несколько более близкой Дудинке. Да и в этом случае мы должны были торопиться, так как погода была совершенно неустойчивая.

На Енисее опять началась пурга. Неожиданно из снежной круговерти навстречу нам выехал коробейник-азербайджанец, везущий на снегоходе в поселок Караул бензин на продажу. Этот отчаянный «мелкий предприниматель» сообщил приятную новость о близости населенного пункта, не отмеченного на наших картах. Кстати, по его мнению: «В тундре лучше, чем в Баку».

По мере приближения к поселку, стали постепенно различаться следы цивилизации: техника различных стадий заброшенности, помойки с кормящимися на них песцами, а затем ангары и жилые балки. Первыми нас встретили собаки, а затем гостеприимный местный «царь и бог» бригадир Сергей, который очень быстро определил отличное место для постоя, помог с размещением. С этого момента, как всегда совершен-но неожиданно, активная часть нашего маршрута была окончена.

Отпуск на Карском море

Этот вахтовый рабочий поселок явился нашим небольшим «открытием». Фактически, это перевалочная база и пункт заправки горючим для транспорта, снабжающего газовиков, осваивающих Пайяхское газовое месторождение. С плодами их активной деятельности на реке Тыяхе мы как раз повстречались ранее. О поселке не все знают даже в соседней Дудинке, так как большинство грузов доставляются с «Большой земли» через железнодорожную станцию Каратчаево и далее по зимнику через поселки Тазовский, Газ-Сале и Тухарт. Дорога в один конец занимает около трех суток. Правда людей все-таки чаще возят через Норильск или Дудинку. Как раз одна из вахтовок и пришла в поселок к полудню 17 апреля, чтобы увести часть предыдущей смены.

Неизгладимое впечатление произвели местные самодеятельные рыбаки, которые сплошной вереницей сидели на льду вдоль всего зимника. Интересно было наблюдать методы защиты от ветра, применяемые ими. Чаще всего это были перевернутые на бок сани и куски кое-как закрепленного полиэтилена, но попадались специальные переносные легкие щиты, примитивные стенки из снежных кирпичей. Встречались даже легкие балки, перевозимые снегоходами.

Километров через 10 после «Ананьинского» по правому берегу Енисея стали все чаще и чаще попадаться домики. Вблизи Дудинки эти заполярные «фазенды» пошли уже непрерывной чередой, буквально в каждой складке берега. Очень своеобразен национальный состав населения города. Коренные русские «северяне» есть, но их не много. Ненцев, долган, нганасан и т.п. на улицах не встретишь, а вот азербайджанцев и выходцев из Средней Азии – полно. Например, водитель (и владелец) нанятой нами «Тойоты» оказался натурализовавшимся ошским киргизом, а встречаемые им по дороге знакомые водители – узбеками.

Жилых поселков от Дудинки до Алыкёля уже не осталось. Они умерли вместе с пассажирским железнодорожным сообщением. Особенно гнетущее впечатление производит бывшая железнодорожная станция Алыкёль. Два десятка современных высотных домов, школы, детские сады и т.п. – и все брошено и раскурочено. Отсюда начинается уже территория другого административно-хозяйственного субъекта – Норильска.

По обеим сторонам дороги типично «индустриальный пейзаж» различной степени запустения. Много заброшенных разрушающихся построек явно промышленного назначения. Зато после города угольщиков Кайеркана – один сплошной действующий завод: цеха и конвейеры, часто просто под открытым небом.

Норильск симпатичен только издалека. Домы покрашены в яркие «веселые» краски, но вблизи видно, что стены требуют существенного ремонта. Есть новые «амбициозные» постройки, но очень много «недостроя».

Самое страшное – это убитая природа. Большинство уникальных лиственниц, сумевших вырасти в этих суровых краях, уже засохло. Кое-как еще держится неприхотливая ольха. Все эти беды – следствие того, что запредельно высокие прибыли хозяев «Норильскникеля» основаны на полном отсутствии затрат на очистку и утилизацию отходов крайне вредного производства. Выбросы труб комбинатов города уже погубили все живое в радиусе 200-300 км. До недавнего времени Норильск платил «экологический штраф» Канаде (!), до которой добирались его ядовитые дымы. А недавно владельцы решили просто обрезать трубы по высоте. В результате – прямая экономия и повышение рентабельности, так как вся гадость теперь оседает на месте, а своим за по-терянное здоровье платить не надо.

В городе очень много выходцев с Кавказа и из Закавказья, столько, что уже про-исходят столкновения между «пришлыми» азербайджанцами-шиитами и «отечествен-ными» татарами-суннитами за право пользования самыми северными в мире мечетями.

Вовремя мы добрались на рейсовом автобусе в аэропорт, но улететь домой по расписанию не удалось. В ночь на 20 апреля на Норильск и его окрестности обруши-лась жуткая пурга. Вылетевшие из Москвы самолеты были посажены на сибирских аэродромах. Алыкёль закрыли, а нас с большим трудом вывезли назад в Норильск и разместили в гостинице. Кстати, питание и размещение были действительно за счет компании-перевозчика. Интересно было наблюдать реакцию местных жителей на буй-ство стихии. Создалось впечатление, что снежные завалы, сбивающий с ног ветер, по-ездка от работы до дома в составе автоколонн МЧС значат для них не больше, чем для москвича очередная пробка на дороге. Вылететь удалось только на следующий день. При регистрации багажа вес лыж рассчитывался по какому-то хитрому тарифу, так что за перевес мы практически и не платили. На сей раз взлет в Алыкёле и посадка в Ше-реметьево произошли уже без осложнений.

Отпуск на Карском море

Уже дома знакомые, увидев загорелое лицо, спрашивали: ”Где отдыхал?”. Я отвечал: “На Карском море”. Они, думая, что ослышались, говорили: “Да, на Красном море хорошо!”. Я их поправлял: “Мы были не на Красном, а на Карском море”. Вся-то разница в перестановке нескольких букв. А какой контраст…

Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
Отпуск на Карском море
BACK FORWARD





КОНКУРС


Международный Ордена Дружбы Народов журнал «Турист»

при поддержке

Посольства Туниса

и

Тунисского национального Офиса по туризму в России и СНГ

Объявляет о проведении фотоконкурса «Хочу в Тунис»

Сроки проведения: с 01.10.2017 по 30.11.2017.

Как стать участником конкурса:

- Сделайте оригинальное фото в Тунисе или на тему Туниса.

Фото должно быть сделано в 2017 году и отображать достопримечательности Туниса, отдых в отеле, природу Туниса, ваши искренние эмоции и радость от отдыха в Тунисе!

- Подпишитесь на страницу в Facebook «Турист журнал»

- Вступите в группу в Facebook «Tunisia for travel».

- Размещайте ваши фотографии в группе FB «Tunisia for travel» и в Instagram с хештегами

#хочувтунис #фототунис #туриствтунис

Условия конкурса:

1. Участниками конкурса могут быть граждане России старше 18 лет.

2. К участию в фотоконкурсе принимаются только оригинальные фотографии, сделанные Вами лично по тематике Тунис. Каждый участник может добавить не более 5 фотографий.

3. Фотографии на конкурс принимаются с 01.10.2017 до 30.11.2017.

Призы от Посольства Туниса и Тунисского национального Офиса по туризму в России и СНГ

От Организатора конкурса - публикация фотографии на страницах журнала «Турист»

Жюри фото конкурса – сотрудники Посольства Туниса, Тунисский национальный Офис по туризму в России и СНГ и редакция журнала «Турист»

Как стать победителем конкурса:

1. Необходимо выполнить все условия конкурса.

2. Победителей выбирает Жюри фотоконкурса

3. Победители в номинации «Приз зрительских симпатий» будут выбраны Организатором среди фотографий, загруженных группе FB группе FB «Tunisia for travel» и в Instagram с хештегами #хочувтунис #фототунис #туриствтунис,

набравшие наибольшее количество симпатий и лайков Голоса будут учитываться только от участников группы. Так что приглашайте своих друзей, участвуйте и выигрывайте!

При оценке фотографии будут учитываться ваш творческий подход, оригинальность , соответствие фотографии тематике!

Направляя свои работы, вы даете свое согласие на обработку ваших персональных данных в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также на публикацию ваших фотографий (с указанием авторства работ).

Победители получат также:

Благодарственное письмо от

Тунисского Национального Офиса по Туризму

в России и СНГ

Имена всех победителей будут опубликованы на страницах

журнала «Турист»

и на страницах в соцсетях.

Торжественное награждение победителей конкурса «Хочу в Тунис» будет проходить в

Посольстве Туниса

в декабре 2017 г.

Следите за нашими новостями!

Email для контакта: konkurstunis@gmail.com, tourist@cct.ru

Яндекс.Метрика