Журнал  «Турист» МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ОРДЕНА ДРУЖБЫ НАРОДОВ
ЖУРНАЛ
Журнал  «Турист»
Журнал  «Турист»
ВСЕ О СПОРТИВНОМ, ЭКСКУРСИОННОМ, ЭКСТРЕМАЛЬНОМ И ЭКЗОТИЧЕСКОМ ТУРИЗМЕ

2009 год №1

НА СПОРТИВНЫХ МАРШРУТАХ

ОТ ЯМАЛА НА ТАЙМЫР НА ЛЫЖАХ

Евгений Лапшин, наш корр., г. Москва

Мы – это семь человек из Москвы, Королёва, Жуковского и Сарова, и нам очень захотелось добраться от Ямала до Таймыра на лыжах. Хорошим стимулом для нас был тот факт, что в столицу Таймыра – город Дудинку с «Большой Земли» без использования технических или гужевых средств ещё никто не добирался. В центральной части полуострова Гыдан из туристов-зимников также ещё никто не был.

Мероприятие планировалось низкобюджетным, так как мы «по старинке» привыкли рассчитывать только на собственные финансовые средства, без привлечения спонсоров. Варианты с использованием вертолетов (даже рейсовых) были для нас неприемлемы как по причине дороговизны, так и из-за их нерегулярности. После рассмотрения различных вариантов движения с Ямала на Восток было решено начать активную часть в районе конечной точки строящейся ведомственной (газпромовской) трансъямальской железной дороги.

Новая железная дорога построена только до разъезда «Хралов», который находится на восточном берегу озера Хэто, хотя в центральной печати уже появились сообщения о завершении строительства моста через реку Юрибей. Этот слух оказался «сильно преувеличенным».

На деле грузопассажирский поезд не добрался даже до «Хралова». После бестолкового ожидания решаем самостоятельно дойти до разъезда и через час окунаемся в атмосферу настоящей «комсомольской» стройки.

Кроме новенького и очень хорошо оборудованного здания, на котором в преддверии прихода цивилизации уже красуется вывеска «Станция», здесь имеется несколько десятков жилых вагончиков и хозяйственных построек. «Хралов» в данный момент – «столица» стройки. В нем сконцентрированы основные людские, транспортные и другие ресурсы и резервы. Но когда дорогу проведут дальше на север – «столица» переедет.

Откликнувшись на нашу просьбу, местное высокое руководство дает нам разрешение на дальнейшее передвижение в кабинах попутных грузовиков. Постепенно, группами по 2-3 человека, уезжаем по зимнику. К вечеру собираемся все в строящемся посёлке «Юрибей».

В поселке служба собственной безопасности следит не только за соблюдением «сухого закона», но и за чистотой вокруг мест проживания. Даже ночью, и даже по «мелкой нужде», необходимо добираться до специально оборудованного строения «системы м/ж» на другом конце немаленького поселка. И работяги, получающую вполне достойную зарплату, с пониманием относятся к соблюдению этих правил.

Время позднее. Выходить на маршрут особого смысла нет, поэтому просимся на ночлег в новенькую, ещё не заселенную гостиницу-общежитие для вахтовиков. И сталкиваемся с совершенно немыслимой для Севера ситуацией – заведующая этими полупустыми хоромами нас не пускает, ссылаясь на боязнь какого-то непонятного «начальства»! На вопрос, откуда она такая особенная взялась, отвечает, что месяц как приехала на заработки из Крыма. Удивительно, что же в «самостийной» делается с людьми?!

Решаем пройти все-таки пару переходов и заночевать в палатке, но вскоре нас нагоняет вахтовка, и местные электрики почти насильно возвращают и поселяют в таком же, ещё не сданном в эксплуатацию общежитии. Каждого в отдельном номере!

Пять дней мы провели «на колесах», но вот, наконец, выходим в тундру. Каждый раз, когда за холмами скрываются последние следы цивилизации, возникает чувство, что ты или в открытом космосе, или в безбрежном море.

От Ямала до Таймыра

Но тундра – это не только ощущение полной свободы и почти стерильной чистоты окружающего пространства, рериховские восходы и закаты, но и тяжелый каждодневный труд до помутнения в глазах. И еще, это почти постоянная пурга. К этому надо привыкнуть, сродниться. Если удалось, то ты начинаешь понимать, что значит «заболеть Севером».

Очень важно уметь вовремя расслабиться, почувствовать себя дома. В этом нам помогают современное снаряжение, доведенные до автоматизма навыки устройства лагеря. И печка. Да, в тундру хорошо брать печку. Даже если топишь только вечерами раз в четыре дня, она себя оправдывает полностью.

От Ямала до Таймыра

Расположенный на побережье Обской губы поселок Яптиксале, в который мы пришли на седьмой день пути, оказался официально ликвидированным, но люди в нем все-таки продолжают жить. Из двух десятков домов обитаемы не больше половины. Органов власти, регулярного сообщения, медобслуживания, средств связи нет никаких.

От Ямала до Таймыра

Основное занятие жителей поселка – браконьерство, невероятное по своему размаху. Промышляют песца – плашками, нерпу – с магнитофоном, водоплавающих птиц – на весеннем пролете и становящихся на крыло. Не слишком удачно заброшенный невод приносит ящик рыбы. Основная рыбалка здесь зимой. «Краснокнижную» рыбу возят в Ямбург и Бованенково. Добираются за ней и сами покупатели, в основном из Мыса Каменного, хотя самостоятельно накатанный зимник на этом участке трудный, а в начальный период зимы и очень опасный. При нас очередных покупателей ждали со дня на день.

Из Мыса Каменного изредка наезжает милиция. Очередной рейд завершился буквально за день до нашего прихода. Его результат – конфискация и увоз в неизвестном направлении некоторого количества улова. Судя по всему, основной скупщик браконьерской добычи – хозяин фактории, наотрез отказавшийся пускать нас на ночлег, так же как и все остальные местные. Ясно видно, что мы нежелательные свидетели в этом «пиратском гнезде». После такого приёма нам стала понятна неприязнь ранее встреченных кочевников к береговым жителям.

Острую ситуацию разрядили двое нанятых хозяином фактории сезонных разнорабочих (калмык Ким и русский Андрей), в распоряжении которых была изба, только накануне приведенная ими в порядок.

К счастью, береговые ненцы – не типичные представители этого замечательного народа. Большинство продолжает вести кочевой образ жизни. Из всех встреченных нами на маршруте ненцев, ямальские кочевники произвели на нас самое благоприятное впечатление.

От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра

Самодостаточность, самоуважение, уверенность в себе и в своем будущем – основные черты их характера. Молодежь – непьющая, в армию идут добровольцами, обязательно в «горячие точки». Приятно, что у тебя есть такие соотечественники.

У гыданских ненцев, в отличие от ямальских, существует жесткая клановая иерархия – во главе рода находится самый старший и опытный. Вожаки регулярно находят возможность общаться с местными властями.

Кочевки того или иного ненецкого рода происходят в рамках четко определенных когда-то границ. Эти традиции, теоретически, нельзя нарушать. Но мы встречались с гыданскими ненцами и в глубине территории Таймырского района. На наших глазах происходит самозахват малоиспользуемой территории. Это вполне объяснимо, так как средняя численность оленьего стада гыданских ненцев в 5-10 раз больше, чем у енисейских, да и сами они производят впечатление гораздо более социально-активных, чем последние.

За год гыданские кочевые ненцы проходят со своими стадами огромные расстояния. Например, от верховьев реки Танама до острова Олений, по пути «заглянув» на Пеляткинское месторождение, в факторию Яра-Танама (недалеко от побережья Енисейского залива) и в свою «столицу» Гыду.

Наверное, цивилизация и порок – неотделимы. По словам молодого и, судя по всему, небогатого парня, чум которого стоял недалеко от разрабатываемого газового месторождения, у них появились случаи грабежей стад. Пастухи, в сущности, беззащитны, так как грабители разъезжают группами на хороших мотонартах и вооружены. Туши убитых оленей, как правило, продают рабочим на таймыргазпромовском месторождении «Пелятка». Для нас встреча с одним из таких «бандформирований» окончилась вполне благополучно.

Восточнее озера Ярато гыданские кочевники ещё не заходят. Далее лежат земли енисейских ненцев – народа фактически совершенно другого. Навыки самостоятельного изготовления чумов они утратили, живут в небольших обитых оленьими шкурами балках на полозьях. Стада у них не превышают 300 голов. Стоянки сконцентрированы, как правило, вокруг постоянных населенных пунктов, куда они регулярно привозят оленье мясо на продажу. Здесь же они затариваются водкой. Алкоголизм для енисейских ненцев, в отличие от ямальских и гыданских кочевников, явление повсеместное. Когда мы остановились возле одного такого балка, пьяный хозяин даже не вышел поговорить (Факт совершенно уникальный для тундры!).

Обскую губу удалось пересечь без осложнений. В самом деле, нельзя же считать осложнением смену ветра из попутного на встречный и падение видимости до пары метров или вдруг начавшийся утренний дождик. К таким неожиданностям надо быть готовым всегда.

Полной неожиданностью оказался для нас рельеф Гыдана. Временами он напоминает очертания то ли памирского высокогорья, то ли лунной поверхности.

От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра

Беспорядочные холмы с крутыми откосами следуют один за другим. Иногда с них свисают снежные карнизы, иногда они почти правильной конусовидной формы. На проталине находим участок оттаявшего грунта и видим, что все это топографическое великолепие образовано из глины, выдавленной вспучившимся подземным льдом.

От Ямала до Таймыра

Завершающий этап нашего путешествия проходил через участок Нижнеенисейской возвышенности – Ямную возвышенность. Нам не известен автор такого необычного названия, но оно очень точно отражает основную отличительную черту местного рельефа. На первый взгляд, очень похоже на сибирское среднегорье, но вместо нормальных вершин сопок – глубокие кратерообразные впадины.

Этот район – настоящий «медвежий угол». Для туристов-лыжников, попадающих на Таймыр самолетом, он неинтересен, так как затмевается гораздо более популярными горами Бырранга и Путорана. Такое же отношение к нему и среди местных дудинских и норильских туристов. И напрасно – район очень красивый.

В седловинах между сопок, в долинах рек и на залесённых склонах – глубокий снег, временами выше колена. Но встречаются и отдельные типично тундровые участки с застругами и редкими лиственницами.

От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра

Очень большой неприятностью стал встречный ледяной северо-восточный ветер, который нес низовую пургу. Открытые участки местности можно было пройти только в масках. К ним мы так привыкли, что не сразу сняли даже в Дудинке. К счастью, в любой котловине – абсолютное укрытие от ветра.

Переход огромного семикилометрового Енисея и выход в портовую Дудинку прошел очень буднично, но сердце ликовало. Мы сделали это!

Евгений Лапшин, наш корр., г. Москва

От редакции. Описанный в статье поход под руководством Е.Лапшина занял I место в Чемпионате РФ 2008 г.
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
От Ямала до Таймыра
BACK FORWARD





ПАРТНЁРЫ И ДРУЗЬЯ


Яндекс.Метрика